Истории мест

Заборье

Местоположение: поселок Заборье, Ленинградская область, Бокситогорский район

После того, как Дорога жизни по льду Ладожского озера была научно обоснована, спланирована и проведена, встал вопрос об организации хорошо отлаженного транспортного движения, способного помочь продовольствием и другими грузами нашему многострадальному городу. И здесь старательно и плодотворно служили воины Красной Армии, моряки озерной флотилии, бойцы дивизий НКВД и наряды ленинградской милиции.

Ладожская трасса не только обеспечивала город необходимым продовольствием. В обратном направлении везли промышленную продукцию, которую производили ленинградские заводы в тяжелейших условиях осады. По льду переправлялись даже танки КВ, выпускаемые в 1941 году только на наших предприятиях. По Ладоге перебрасывали минометы и артиллерийские орудия, в том числе и те, что требовались в битве за Москву. Из северной столицы эвакуировали в тыл оборудование и культурные ценности, которые не успели вывезти до начала блокады.

Подходы к Дороге жизни с востока, со стороны Кобоны, защищала 1-я стрелковая дивизия НКВД (до 8 сентября оборонявшая Шлиссельбург), а с запада, со стороны Осиновца — 20-я дивизия НКВД, сражавшаяся в октябре 1941-го на Невском пятачке. Сюда, как рассказывает историк Ростислав Любвин, подтягивались разные силы — моряки, артиллеристы, саперы. Артиллеристов перевели в сухопутные части для обслуживания орудийных и зенитных батарей, установленных вдоль ледовой трассы. Саперы постоянно минировали опасные подходы со стороны Шлиссельбурга. Сверху «колдовала» авиация Ленинградского фронта. С декабря 1941-го по март 1942-го наши героические летчики, отбивая немецкие бомбардировки, совершили более 6 тысяч боевых вылетов. Потери, особенно в первое время, были очень большими. Как сообщают сотрудники Музея полиции, полвека назад, в 1965 году, группа смельчаков отметила 20-летие Победы водолазным проходом по дну Ладожского озера. Они рассказали потом, что фактически шли по автомобильным крышам.

Знаменитый «ледовый дед» Михаил Казанский уподобил Дорогу жизни морскому переходу. «Переправу войск по ледяным плацдармам ночью, не видя берегов, или днем, в туман и пургу, — рассказывал он впоследствии, — можно сравнить с лоцманской проводкой судов в кромешной тьме, когда не работают маяки и вообще отсутствуют навигационные средства. Аналогия станет более полной, если учесть, что ветер сносил колонны на льду, как и корабли, в сторону от проложенного курса следования. Не раз приходилось видеть, как дрейфуют на скользком, словно отполированном льду, боевые порядки пехоты, как сумасшедший ветер, вырвав из строя отдельных бойцов, гнал эти «живые паруса» на минные поля, как волчком крутились и опрокидывались автомашины. Далеко не каждый переход кончался благополучно».

На ладожской трассе — Военно-автомобильной дороге-101 — работал сводный отряд Ленинградского областного управления милиции. Опергруппы располагались на линии, на стоянках транспорта и на погрузочно-разгрузочных базах. В начале работы на отдельных участках трассы возникали пробки. Эту проблему удалось решить к 26 декабря 1941-го. Все подобные трудности были неизбежны, ибо столь масштабная трасса до сих пор никогда не строилась, и никакого практического опыта у людей не было. Положение усугублялось тем, что в первые дни действовала только одна магистраль, и по ней шло движение в обе стороны. Водители выезжали на дорогу, проехав до того 300 километров по проселку — от деревни Заборье в Тихвинском районе. Когда отбили Тихвин, склады были перемещены, главным образом, в район Пеллы. Путь сразу сократился до 40 километров — всем стало легче: люди приезжали не такими усталыми.

Сотрудники милиции не только следили за порядком, но и оказывали водителям непосредственную техническую помощь. Ветераны вспоминали, что она была самой нехитрой: приходилось брать гаечный ключ и лезть под машину вместе с шофером. При перегрузке автомобиля милиционер зачастую становился и грузчиком. В первую же зиму милиция выявила 589 бесцельных простоев автомобилей. Всегда выяснялось, почему водитель беспричинно стоит там, где ему не положено. Иногда дело заканчивалось трибуналом. Борясь с хищениями на Дороге жизни, милиция к весне 1942-го изъяла у нарушителей 33,4 тонны продуктов, в том числе 23 тонны муки. К уголовной ответственности были привлечены 586 военнослужащих и 232 гражданских лица. Иногда привлекали и шоферов — за то, что они брали деньги и ценности у эвакуируемых из Ленинграда людей.

Работа Дороги жизни в более поздние времена, зимой 1942-1943 года, была связана не только с обеспечением города, но и с подготовкой красноармейского наступления для прорыва блокады. Это была уникальная инфраструктура, которая являлась единственной военно-стратегической коммуникационной линией блокадного Ленинграда до января-февраля 1943-го, когда по узкому участку вдоль южного берега Ладоги после прорыва блокады была проложена стальная Дорога Победы. Но ладожская трасса так или иначе действовала до 1944 года, до полного снятия блокады.