Истории мест

Балтийский завод

Местоположение: Косая линия, 16

Буквально с первых дней войны это предприятие полностью перешло на выполнение фронтовых заказов. В то же время многие квалифицированные специалисты ушли в ополчение, что создало, по словам очевидцев, серьезные проблемы с изготовлением необходимой продукции, тем паче в короткие сроки. Поэтому около двухсот добровольцев были возвращены с передовой в цеха. Балтийцы производили детали для 76-мм пушек, а также минометов, авиабомбовых корпусов, отливали и обрабатывали снаряды, изготавливали бортовую бронь для танков КВ. Осенью, когда немцы подошли к Колпино, с Ижорского на Балтийский завод перевели целый участок сборки бронемашин — вместе с рабочими и мастерами. До конца года здесь было выпущено 8 броневиков с полевыми радиостанциями.

Фронтовые потребности создавали совершенно новые условия и новую техническую обстановку. Возникали дополнительные участки и поточные линии для массового производства военной продукции. За один месяц было установлено 150 станков, переброшенных с эвакуируемых на восток заводов. Кроме того, рабочие переставили на другие места 200 единиц собственного заводского оборудования. Трудились круглосуточно. Стоило, как рассказывали сами рабочие, подключить станок к электросети, как он тут же начинал изготавливать фронтовые изделия.

Впрочем, не следует думать, что балтийцы ограничивались только цеховыми заданиями. Они не жалели сил и на создание вокруг Ленинграда броневого пояса. В 1941-м было оборудовано 8 артиллерийских и около 90 малых и средних дотов, обеспечены средства для их доставки и установки. Вообще за весь период осады фронт получил бронеколпаки и иное оборудование для 428 дотов. Вскоре основной задачей балтийцев стали ремонт и восстановление поврежденных в бою морских кораблей. Работа шла не только у нас в Ленинграде, но и в Кронштадте, что заставляло оперативно создавать летучие ремонтные бригады. Яркой иллюстрацией такой работы стала судьба эсминца «Стерегущий». 28 июня немецкие авиабомбы вывели из строя все его котельные вентиляторы. Но спустя несколько дней корабль вернулся в строй.

Очень серьезные повреждения получили другие эсминцы — «Сметливый», «Грозящий», «Страшный», «Гордый». Один из них пришвартовался у стенки завода в плачевном состоянии. От разрыва фугаски его встряхнуло от киля до клотика с такой силой, что «полетели» котельные вентиляторы и насосы. Командование корабля настаивало на ремонте вне очереди. Заводское же начальство отвечало, что на приколе стоит много кораблей и им всем нужна срочная починка. Но патриотично настроенные моряки не сдавались. Выручили слесари-монтажники 26-го цеха. С помощью краснофлотцев они «отшабрили» подшипники, выправили крылатки и провели всю другую работу. Через двое суток славный эсминец отвалил от заводской стенки.

Были и другие примеры. Так, стоявший в торговом порту линкор «Октябрьская революция» вел непрерывный огонь по наступавшим частям вермахта. Фашисты отомстили, бросив на «Октябрину», как ее ласково называли наши моряки, несколько пикирующих бомбардировщиков. Когда корабль пришвартовался у стенки завода, наступила гробовая тишина: ремонтники испытали подлинный шок. На судне были разрушены настилы и поперечные переборки, а часть палубы вывернуло, словно гигантской фомкой. Но повреждения оперативно устранили, и корабль вновь занял огневую позицию, громя немцев своими 12-дюймовыми снарядами.

18 сентября 1941-го на ремонт встал один из эсминцев. Однако на следующий день в разгар немецкого авианалета судно было дополнительно повреждено — разбито рулевое управление, покороблена обшивка и пробита в нескольких местах подводная часть. Тем не менее, балтийцы за несколько суток устранили весь этот страшный ущерб. За первые полгода войны рабочие отремонтировали и вернули в строй два линкора, два крейсера, 12 эсминцев, 11 подводных лодок и множество более мелких кораблей. Одновременно шли работы по достройке ледокола «Молотов», который готовили к ходовым испытаниям. С началом войны на нем было решено установить артиллерийское вооружение. Из-за частых артобстрелов ледокол отвели от завода к набережной Невы, поставив неподалеку от 19-й линии Васильевского острова. Место очередной стоянки было относительно безопасным, но оно мало подходило для производства работ. Пришлось проложить специальный кабель, смонтировать передвижной компрессор и подвести водяную магистраль. 5 декабря 1941-го, в День сталинской Конституции, ледокол сдали флоту.

С осени 1941-го деятельность завода проходила в крайне стесненных условиях. Немцы систематически бомбили и обстреливали корпуса и цеха. Первая авиабомба упала в сентябре около ворот на Кожевенной линии. Обрушились цеховые кровли, в стенах появились пробоины, мостовые покрылись воронками. А во время артобстрела в октябре на командный пункт ПВО поступило крайне тревожное сообщение: после взрыва вражеского снаряда в сталелитейном цехе разбита верхняя часть железобетонной колонны, несущей подкрановые пути. Произошло замыкание, и цех не получает больше электроэнергии. Между тем, в электропечи плавился металл. Его нужно было немедленно слить: в противном случае он застывал и печь пришлось бы ломать. Судьбу цеха решали считанные минуты. Ликвидировали беду инженеры и двое рабочих из аварийной бригады. Под обстрелом они быстро восстановили колонны, подкрановые пути и электропроводку. Мостовой кран возобновил свои операции, металл не успел остыть, и плавка продолжалась.

Подобных случаев было с избытком. Только с сентября по декабрь 1941-го противник сбросил на завод почти 200 зажигательных и 12 фугасных бомб. Немецкие артиллеристы выпустили 146 тяжелых снарядов, а всего за период блокады на предприятии разорвалось 930 снарядов от 100 до 275 мм. За первый год войны от этих обстрелов погибли 24 балтийца и получили раны и контузии 127 человек. Но завод и заводчане не сдались врагу.