ХРОНОЛОГИЯ БЛОКАДЫ

17 июля 1941

Рецептура блокадного хлеба: с огнем и болью пополам. 17-19 октября

Целлюлоза в сочетании с плесенью придавала хлебу затхлый и горький вкус, но на это уже не обращали внимания. Были и другие негативы: для того, чтобы увеличить «выход» продукции, в муку подливали в полтора-два раза больше воды, чем это требовалось по нормативам. Хлеб становился тяжелым и мокрым… 

В блокадный город вернулся из командировки уполномоченный ГКО по продовольственному снабжению жителей Ленинграда и бойцов Ленинградского фронта Дмитрий Павлов. Обстановка на берегах Невы произвела на него грустное впечатление. «Улицы казались особенно малолюдными, – писал ответственный «начпрод» в своих мемуарах. – У каждого дома стояли дежурные с повязками на рукавах, шагали красноармейские патрули… С сентября привозы прекратились, колхозные рынки были пусты. Население знало, что продуктов нет и неоткуда им появиться. И все же ежедневно по утрам на рынках собиралось множество людей. Иногда тому или иному счастливцу удавалось купить по баснословной цене небольшую пачку суррогатного чая или лошадиную кость сомнительной свежести. Однако и такие покупки были очень редки…»

В те же дни, как отмечает публицист Андрей Сульдин, хлеб, выдаваемый жителям-блокадникам, обрел поистине скорбные кондиции. Он состоял теперь: на 63 процента из ржаной муки, на 4 процента – из льняного жмыха, на 4 процента – из соевой муки и еще на столько же – из отрубей. 8 процентов «взяла» на себя овсяная мука, 12 – солодовая и 5 – заплесневелая смесь. Вскоре запасы солода стали иссякать, и пищевики применили другие заменители – хлопковый жмых и обработанную целлюлозу.

Целлюлоза в сочетании с плесенью придавала хлебу затхлый и горький вкус, но на это уже не обращали внимания. Были и другие негативы: для того, чтобы увеличить «выход» продукции, в муку подливали в полтора-два раза больше воды, чем это требовалось по нормативам. Хлеб становился тяжелым и мокрым – наподобие глины. Само собой, продовольственные службы искали в городских закромах хоть какой-нибудь дополнительный «приварок». И кое-что нашли! В Морском порту обнаружили около 2 тысяч тонн бараньих кишок. Их не бросили втуне: сварили из этих остатков некий студень – гадкий по вкусу и мерзкий по запаху. Его зачастую выдавали по карточкам вместо мяса, и он помогал сохранять силы голодных людей.