ХРОНОЛОГИЯ БЛОКАДЫ

17 января 1942

Началась массовая эвакуация ленинградцев. 17-24 января

Людей переправляли по железной дороге до станции Борисова Грива, а затем автобусами и грузовиками доставляли по ладожскому льду до Волховстроя и поселка Новый Быт

18 января 2-я Ленинградская партизанская бригада ворвалась в город Холм и, разгромив вражеский гарнизон, захватила этот важный населенный пункт.

А спустя четыре дня, 22-го, Государственный Комитет обороны постановил немедленно эвакуировать из блокадного Ленинграда полмиллиона человек. Ставка учла то обстоятельство, что к началу 1942 года на берегах Невы умерли от голода и холода около 180 тысяч мирных жителей. К массовому вывозу гражданского населения власти приступили через неделю – с февраля. Людей переправляли по железной дороге до станции Борисова Грива, а затем автобусами и грузовиками доставляли по ладожскому льду до Волховстроя и поселка Новый Быт. Здесь изможденных пассажиров рассаживали по вагонам, чтобы перекинуть в глубь страны – на Урал, в Казахстан, в Среднюю Азию.

За четыре месяца, до весны, были спасены более 500 тысяч человек. Причем высшая точка эвакуации (221 тысяча детей, женщин, стариков, больных) пала на март. А с мая, когда на Ладожском озере открылась регулярная судовая навигация, и вплоть до ноября, когда водная гладь стала вновь покрываться ледяной коркой, на просторы бескрайней России отбыли еще 450 тысяч изнуренных, измученных блокадников.

По словам публициста Андрея Сульдина, на Большой земле беженцы из Ленинграда сразу получали горячую пищу, о которой «позабыли» на протяжении многих дней и недель. Люди, встречавшие ленинградцев, с ужасом взирали на живые скелеты, по каковым трудно было определить даже пол и возраст. Блокадники казались некими привидениями в саванах. Возникали тяжелые проблемы с питанием эвакуированных. Им, кто голодал в течение долгого времени, медики не разрешали поглощать обильные порции супа и вторых блюд. Но изголодавшиеся переселенцы прямо-таки пьянели от запаха настоящей провизии и заглатывали ее целыми мисками. У одних происходил заворот кишок, и они умирали на месте. Другие крепились дольше, а третьих даже некоторый «достаток» не спасал от смерти, вызванной хронической дистрофией.

24 января (в связи с очевидной «разгрузкой» города от избыточного для военной поры населения) власти произвели в Ленинграде вторую прибавку суточного хлебного пайка. Рабочие и инженерно-технический персонал получали теперь 400 граммов, служащие – 300, а иждивенцы и дети – 250. Войска первой линии довольствовали шестьюстами граммами, а второй – четырьмястами.

И вновь понесла серьезную утрату русская культура. От блокадных тягот в возрасте 53 лет скончался известный ученый-нумизмат Александр Николаевич Зограф, крупнейший отечественный знаток античного монетного дела, кто трудился в профильном отделе Эрмитажа. Еще в сентябре 1941-го ему предлагали покинуть осажденный город, но, опасаясь пропажи ценнейшей уникальной коллекции, он наотрез отказался уезжать из северной столицы…